Встреча PECHAKUCHANIGHT “Все о Киеве”

1. Это история, случившаяся с питерским художником в Киеве.

Ведь, чтобы узнать город, необходимо сложить о нем калейдоскоп историй.

Все мы ходим по улицам, и нам открыта его архитектурная поверхность.

Но город – это не только архитектура, это его жители.

А истории жителей они ведь всегда о любви.

Например, мы шагаем по Владимирской улице и не знаем кто вот так же шел здесь когда-то, 100 лет назад.

2. Этот рассказ о Михаиле Врубеле.

Это прекрасный художник, он владел многими изобразительными техниками. Учился в Питерской Академии Искусств.

Его киевский период – начало самостоятельного творчества и целое море чувств, вдохновивших его на многие последующие годы.

3. В Киеве, в это же время, то есть, в конце 19 века, на пересечении улицы Владимирской и “БЖ” жила семья Праховых.

Адриан Прахов был невероятный человек. За свою жизнь он успел побывать во множестве стран, но остался жить в Киеве. Занялся реставрацией Кирилловской и Софиевской церквей, а так же принимал участие в организации росписей во Владимирском соборе.

4. “Жил Прахов широко, семья у него была прелестная, артистическая. Но дом его, всегда битком набитый гостями, носил печать какой-то большой студенческой квартиры. В этом доме с утра до вечера ели, пили …начинающие художники, путешественники, иностранцы, сановники из Петербурга и решительно всем без различия оказывался одинаковый прием”.

5. в 1884 году для реставрации фресок XII века в Кирилловской церкви Прахову понадобился недорогой, но способный рисовальщик, он обратился к профессору Чистякову. Тот порекомендовал Врубеля: “Он — мой лучший ученик, более талантливого я не знаю”.

6. Так Михаил попал в Киев, еще не окончив Академию, в 27 лет.

?”- Сударь, как мне найти Кирилловскую церковь? – сойдя с поезда, обратился Врубель к прохожему.

- Возьмите извозчика и скажите ему, чтоб отвез Вас к дому для умалишенных, – ответил незнакомец.”

С этой цитаты начинаются многие легенды о сумасшедшем художнике Врубеле.

7. Да, Кирилловская церковь стояла на территории психиатрической клиники, как и сейчас. Да, Врубель оставил в памяти киевлян множество воспоминаний, смешных, грустных и немного странных. В прочем, сам стиль Модерн, царивший тогда в искусстве принес, именно такой экзальтированный, словно бы недоступный простому смертному, взгляд на мир. Как говорил Врубель: «прекрасное дает возможность возвыситься над бытом и прозой существования».

8. Но не стоит забывать как по сумасшедшему можно себя вести, когда ты влюблен, опьянен красотой и молод.

Михаил Врубель знакомится с женой Прахова – Эмилией Львовной и находит в ней понимание и поддержку, а так же черпает в любви к ней свое вдохновение.

9. Письмо М. А. Врубеля сестре Анне:

«Один чудесный человек (ах, Аня, какие бывают люди!) сказал мне: «Вы слишком много думаете о себе; это и вам мешает жить, и огорчает тех, которых вы думаете, что любите, а на самом деле заслоняете всё собой в разных театральных позах»…

Всё это простое, а для меня до того показалось ново…

Твой брат Миша.

10. Врубель влюблён. Ему хочется дарить Эмили Львовне свои полотна. Это эскиз будущего шедевра — «Восточной сказки».

Эмилия Львовна не приняла подарка.

— Ах, вы не хотите?! — воскликнул Врубель, тут же порвал акварель на несколько кусков, бросил её на пол и ушёл, ни с кем не попрощавшись.

Сейчас работа хранится в Киевском Русском музее.

11. Возможно поездка в Италию, которую организовал Правхов для Врубеля имела несколько значений. Во-первых, обучение – возможность увидеть древнюю фресковую живопись. Но так же организовать работу Врубеля вдали от Киева, вдали от Эмили Львовны. Но Врубель ждет возвращения.

Он пишет сестре из Венеции:

12. …Вот ты можешь предположить, что мне, как итальянцу, есть куча о чём писать. И ошибёшься. …жду не дождусь конца моей работы, чтоб вернуться. …А почему особенно хочу вернуться? Это дело душевное и при свидании летом тебе его объясню. И то я тебе два раза намекнул, а другим и этого не делал…

Врубель возвращается в Киев с 4 иконами для кирилловского иконостаса.

13. Одна из них – Мария с младенцем Христом. В ней так отчетливо узнаются черты Эмилии. Но ее лучистые глаза, так похожие на драгоценные камни, смотрели со всех стен Кирилловской церкви.

14. После возвращения в Киев, Врубель жестоко бедствовал, отношения с Праховым стали более холодными и далекими, в их дом его больше не звали. Он не находил себе места – то принимал решение уехать из Киева, то возвращался опять.

Вот тогда-то отставленному иконописцу и пришел дерзкий образ Демона. Черты у нового героя остались прежними, женскими. Но вместо ангельской чистоты Врубель теперь писал на этом лице непокоренный гнев и отчаяние.

15. В Киеве рождаются первые варианты “Демона”.

Врубель пишет сестре: “Она, опять она, как же мне избавиться от этой женщины?”

На груди у Врубеля остались белые большие шрамы. «Я резал себя ножом. Поймете ли вы, значит, что я любил женщину, она меня не любила — даже любила, но многое мешало ее пониманию меня. Я страдал в невозможности объяснить ей это мешающее. Я страдал, но когда резал себя, страдания уменьшались”.

16. В Киеве возводился помпезный Владимирский собор, отделку поручили Прахову. Врубелю готовил эскизы. Почему же он не участвовал в росписях этого храма?

Есть мнение, что решающую роль в тот момент сыграла напряжённость в личных отношениях. Прахов и сам так говорил:

«С Врубелем мы тогда не нашли общего языка по исключительно личным причинам.»

17. В итоге Врубелю досталось лишь выполнение нескольких орнаментов, которые теперь и демонстрируют киевские экскурсоводы гостям города.

В Русском музее сохоанилась серия акварельных эскизов для росписей.

Глядя на них, можно предположить, что решение отклонить его работы  основанно на самой позиции художника.

18. «Ваши эскизы, выполненные с большим искусством, тем не менее, приняты быть не могут. Слишком велико расхождение с православным иконографическим каноном”.

Окончив работу, Врубель уезжает. В дальнейшем его ждут новая любовь и счастливый брак. Позже художник еще дважды посещал Киев. В 1903 году он был проездом с женой и с сыном.

19.  В дороге Саввочка, только начинавший говорить, серьезно заболевает. Этот визит стал трагическим: сын умер и похоронен на Байковом кладбище.

В 1910 году не стало и самого Врубеля. Последние 8 лет он провел в лечебницах для душевнобольных. Его неустанно поддерживала и сопровождала жена.

20. А Эмилия Львовна пережила Врубеля на 17 лет. Воспоминаний о своём знаменитом поклоннике она не оставила. Перед смертью попросила уничтожить все письма Врубеля. Ее дочь Ольга исполнила завещание.

Известны слова М.А. Врубеля: «Какой же прекрасный, однако, Киев! Сожалею, что я здесь не живу. Я люблю Киев…».

Google Bookmarks Digg del.icio.us Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

(обязательно)

(обязательно)